Свободный сброд

Чем мне, конечно, нравятся места вроде Venice Beach — там ты тем больше вписан, чем меньше ты похож на других, то есть чем больше ты отвязан. Это тоже создает свое сходство — потому что как бы одни фрики кругом. Вот реально. Взрослый человек, который натянул вязаную шапку до самой шеи, только седая борода торчит, и мчится на роликах сквозь толпу, катя перед собой тележку из супермаркета с какими-то книгами или сувенирами, при этом распевая во весь голос — не вызывает никакого удивления. Что-нибудь в таком роде встречается на каждом шагу, на протяжении нескольких километров.

Во мне это разбудило ностальгию по прежним временам. Когда еще был Сайгон, угол Невского и Владимирского. Там именно такие ребята собирались, с поправкой на климат. Как бы люди искусства, но в большей степени, вероятно, искусства быть не как все.

Красота рождается в мусоре, не нужно быть Ахматовой, чтобы это заметить. Периодически где-то возникают места, где петли и узлы социального шибари ослабевают, и люди получают возможность высвободить свои творческие руки. Конечно, они становятся похожими на сброд — нищий, пьяный и укуренный — и даже в большинстве своем им и являются — но создают и поддерживают общую атмосферу свободы, необходимой для рождения чего бы то ни было нового: звуков, красок, линий, слов, движений, форм взаимодействия.

И вот это важно для нас. Потому что человеку, не почувствовав себя фриком, часто совершенно невозможно “прийти к себе”. А пока не пришел к себе, не создается того ощущения целостности, которое является условием доступного человеческому существу счастья, включая и счастье в личной жизни. На свою помойку нужно прийти и мусору своему поклониться, пусть это и грубовато звучит. И красота, и любовь, и труд — ну, в высоком своем значении — это все дети свободы, а свобода — это свобода “от”. От правил, в первую очередь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *