Но куда там

Меня тут Света Цыганова спросила, от чего я получаю особенное удовольствие. А я не знаю, что сказать — умеют же некоторые люди задавать вопросы. Я ни от чего не получаю особенного удовольствия, потому что оно всё как бы особенное, а значит среднее. Мы живем в квартире с видом на гору и море, мы пьем бордо, купленное в Бордо, а коньяк мы купили в Коньяке, а фуа-гра в Перигё.

(типа нормально всё, в целом)

Пятого сентября мы уплыли из Монтенегро на пароме, наслаждались жизнью и общением в Тоскане, потом прокатились вдоль Луары до Атлантики, разглядывая шато, оттуда поехали на Лазурный берег, купили в Ницце два кило сыра, добрались до Бари, сели на паром и двадцать четвертого октября вернулись обратно. Через неделю у нас вот прямо здесь заседание “Клуба 500 000”, приедут люди, которых мы любим. Ну, куда еще особеннее?

(я не жужжу, по крайней мере стараюсь)

Это какая-то, я не знаю, чужая, безумная жизнь, меня к ней совсем не готовили. Со всей наглостью я на нее периодически жалуюсь, потому что она реально тяжела, мы устаем, но она мне нравится — в том числе и потому, что является демонстрацией возможности жить любую жизнь, если есть желание. Сделайте ваш выбор и живите — где угодно, как угодно, с кем угодно, вот и всё.

(всё да не всё)

Конечно, у всего есть цена. Моя личная цена — один большой вопрос, которого я пока так и не решил, и не знаю, смогу ли решить. А именно “нормально” ли, “правильно” ли это — не сидеть в родном Санкт-Петербурге, нахваливая его шпили, а метаться, как бешеная блоха, по миру? Причем не по индиям, африкам, антарктидам и южным америкам, как настоящий путешественник, исследователь земель, снегов и песков, а по предельно благоустроенным европам?

(вот поди ж ты)

Я не знаю, правда. Ведь пять лет уже катаемся. Мир раздвинулся очень. Когда пересекаешь границы, есть ощущение какой-то мембраны, более внимательного пространства, но это час напряжения, иногда меньше, а так… Словно мы везде. И это как раз самое особенное удовольствие. Какой-то шаговой доступности. А вместе с тем, при всём при том — нигде не почувствовать себя дома.

(и не расставить причины и следствия)

Нет, мать его, гнезда. Давно. Как будто я улетел в 90-х в параллельную вселенную. И перескакиваю раз за разом, сквозь миры, в надежде вернуться, но куда там, их миллиарды, этих вселенных. Фантомная боль. Словно ты жил на острове, а его вдруг смыло — координаты есть, а дома и огорода нет, даже и земли под ними нет, и соседей, ну ничегошеньки нет. И чувство такое… Другой раз наденешь протершиеся на пятках носки — потому что чистые, мягкие, привык и никто не видит. Но сам-то знаешь, что ты только с виду модник, а сам рванина, голодранец. И ходишь так. Вот и жизнь такая — вроде очень даже нормально всё, а где-то дыра. И таких же точно носков, только целых, не купить, хоть убейся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *