На минуточку

Вчера (10.10.2015) была плохая погода. Дождь целый день. Мы ездили за семьдесят километров в Клермон-Ферран, типа из деревни в район, думали развлечься. Ну шиш, даже обедать там пришлось батоном на улице. У входа в торговый центр. Потому что никак не привыкнуть к тому, что всю середину дня кухня нигде не работает.

На дороге сплошная пробка, потому что ремонт. Еду, впрочем, спокойно. И думаю, что в России ехал бы и проклинал все на свете: типа, решили, идиоты, в пятницу ремонтировать, не думают о людях. А тут ползу и не жужжу — потому что и мысли нет, что о людях не думают. Хотя ведь, по сути, откуда мне знать.

Приехали, да, позавчера в аптеку. Они говорят, что нужен рецепт. Ордонанс, по-ихнему. Я говорю, ну где я возьму рецепт, я иностранец. Дали без рецепта, вообразите. В коробке на две таблетки больше, стоит на тридцать процентов дешевле, а по виду такая же, как и у нас. На семьсот рублей дешевле, на минуточку.

Вчера опять приехали в аптеку. Говорю, дайте таблетку (я мнительный ипохондрик, но этих слов по-французски не знаю, поэтому приходится говорить как бы всерьез). Дама говорит, зачем таблетка, сходите к врачу, вот тут, через два дома. Я обомлел: что прямо сейчас? Да, сейчас, написала адрес. Мы пришли, там врач, действительно. Выслушал меня, говорит: вы съездите в больницу, сделайте тест, а то не понять. Сейчас?? Да, сейчас, на трамвае, тут рядом. На тест моей ипохондрии уже не хватило, но был, конечно, впечатлен. Теперь, значит, я не только в мобильных бутиках могу французский практиковать, но и в аптеках.

Приехали домой, затопил камин, поели жареной картошки с лисичками. Полина потом раскрашивала раскраску карандашами, а я обрабатывал видео. Очень душевно.

Глобализация — это наоборот. Это когда очень важно, что делает конкретный человек, конкретно ты. Это приобретает большое значение. Все надо делать со вкусом. Не умеешь отдыхать — добавь в это специй. Работай в шерстяных носках и представляй, что ты один на Земле, а все спят, а ты держишь ее на орбите своим производственным подвигом.

Утром просыпаюсь и читаю, что Шарль Азнавур попал в больницу с инфекцией. Концерт в Женеве перенесен. Девяносто лет! И это не какой-то чахлый концерт, это тур по двадцати столицам. Вот скажите мне: он что, читает советы в фейсбуке, как долго жить? А Любимов, который вот-вот умер в 97, он тоже читал? Выполнял это все? Как можно быть певцом и режиссером и вести здоровый образ жизни, вы представляете себе? Я — нет. Тут что-то другое.

Сколько знал талантливых людей, но результатов добиваются работяги. Те, кто каждый день, каждый день, каждый день… И это все о жизненном, мать его, смысле. Пользуйтесь настоящим.

Один комментарий к “На минуточку”

  1. Вот я трже думаю, что интенсивно работать в 90 лет, да просто дожить до таких лет и вести активный образ жизни могут люди большой воли, у них страсть к жизни, они живут и вдохновляются своей работой. А как иначе? Им нельзя умирать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *