Далеко до него

Собственно, только здесь, в Варшаве, я понял, как нежно отношусь к Шопену. Сейчас обедаем — и нахлынуло как-то. Ведь здесь Шопен буквально кругом. Не поверите, стоят лавочки черные — и сами играют его музыку, можно сидеть и слушать. Аэропорт тоже называется «Шопен», а в церкви местной лежит его сердце. А сам он в Париже похоронен, на Пер-Лашез, мы видели. У Шопена была несчастная любовь, очень трогательно. Жаль, что я почти не знаю его музыки. Хотя знаю, конечно, но не слишком хорошо. А он же самый известный варшавянин. Даже Марии Кюри далеко до него. Простите, макароны принесли, отвлекусь. Взял черные, само собой.